Домой Social История одной дончанки. 2014 как 1941

История одной дончанки. 2014 как 1941

История дончанки  Юлии Михайловой которую расскажет «Русская Планета», послужит хорошим мотиватором всем  людям с ограниченными возможностями.

Три года назад в результате обстрела девушка лишилась конечностей, но не отчаялась, научилась жить заново, выиграла конкурс красоты и надеется создать семью.

Для Юли Михайловой, как и для многих война началась 26 мая 2014 года, когда Донецк впервые подвергся авианалету ВСУ. Тогда с коллегами они прилипли к экранам монитора, жадно глотая новости из соцсетей. Творилась полная неразбериха.

— Мы услышали гул летящих самолетов и сильные взрывы потом. Все вокруг об этом говорили и писали в интернете, мы решили ,что надо закрывать офис и по домам.

Люди были растеряны и никто ничего толком не знал. Достоверной информации не было и город жил слухами: украинская авиация разбомбила аэропорт и близлежащие дома. На Донецк идут танковые колонны ВСУ, ожидаются уличные бои и возможна эвакуация населения. Многие в панике покидали город. Юля так же не стала искушать судьбу и  отправилась к друзьям в Киев, решив там переждать неспокойное время.

Юля часто бывала в Киеве и любила этот город отзывчивых людей и беспечной молодежи. Но сейчас он сильно изменился, Юля это интуитивно ощутила. Нет, внешне Киев все тот же цветущий город каштанов, но изменились люди, среди прохожих попадается все меньше открытых и улыбчивых лиц и какое- то гнетущее чувство тревоги, не дававшее ей покоя.

Опасения подтвердились, когда она попыталась устроиться на работу. Как только на собеседовании узнавали, что девушка из Донецка, человек менялся в лице, и дальше следовала тирада, примерно одинакового содержания:

«Это все из-за вас началось…вы донецкие во всем виноваты…из-за таких как ты сейчас гибнут наши хлопцы и нечего тебе здесь делать, уезжай обратно…».

На последнем собеседовании её довели до слез, и Юля решила, что хватит терпеть унижения и упреки, позвонила родным и поехала домой.

В Донецк вернулась в начале октября. Город подвергался постоянным обстрелам, снаряды прилетали даже в центральные кварталы. Никто не чувствовал себя в безопасности, в учебных заведениях отменили занятия, а слово бомбоубежище прочно вошло в обиход.

— Когда обстреливали, первые мысли были залезть под кровать. Но потом думаю, она же меня не спасет, нужно бежать в другое место. У нас под школой бомбоубежище и мы там с бабушкой прятались, когда были наиболее интенсивные обстрелы. А потом как то привыкли к ним и уже никуда не ходили.

Этот день она не забудет никогда

Утро 22 января 2015 года началось замечательно. Юля проснулась рано как никогда. Сделала укладку, красивый макияж, надела новую блузку и с хорошим настроением поехала на работу. Как многие девушки, Юля слегка суеверная натура, но сегодня ей казалось, ничего не предвещает беды. Никаких знаков свыше, что лучше сегодня немного задержаться, не ехать вовсе на работу или сесть в другой троллейбус. Интуиция спала поддавшись радужным мыслям. На душе было легко и радостно, она спокойно зашла в троллейбус, как обычно поздоровалась с водителем и прошла в конец салона. Как позже оказалось именно это спасло ей жизнь.

Остановка БОССЕ, здесь всегда выходят много людей и Юля с облегчением села на освободившееся место. Достала телефон и…раздался взрыв. Перед глазами мелькнуло огненное облако, салон троллейбуса наполнился едким дымом, стало трудно дышать.

В первые секунды она не поняла что произошло. Перед глазами все плывет, кругом крики, паника и где то в машине сработала сигнализация. Сознание ясное, боли не ощущается и первая мысль – все ли у меня целое? А дальше воспоминания не для слабонервных:

— Я смотрю на свою руку, а она оторванная, полностью висит на одной мышце. Поворачиваюсь назад, а там мужчина горит. Вижу он сидит за рулем машины серое «Рено», как потом рассказали он так заживо сгорел за рулем. Поворачиваюсь назад, а там мертвая женщина. Так голова висит неестественно и сразу понятно, что мёртвая, раз шея и позвоночник сложились. Впереди мертвые люди уже упали на пол, и я говорю: спокойно, надо вылезать. С одной рукой живут, все у тебя получится, ты все сможешь. Я встаю и падаю. Смотрю на ногу, а она в обратную сторону. Я себе говорю: так, у тебя будет аппарат Елизарова, ничего страшного, это полгодика, полежишь, но надо вылезать. И потихоньку поползла с троллейбуса.

С трудом она буквально вывалилась на снег и тут снова взрывы, прилетели еще четыре мины. С остановки доносятся крики : «Потерпи, лежи там и не двигайся». Но силы оставляли ее и собравшись, Юля закричала «Помогите»! Не обращая внимания на рвущиеся мины, к ней бросился мужчина, дотащил до остановки, наложил жгут на правую руку и ногу и куда-то пропал. Но кровь не переставал течь, Юля чувствовала острую боль в области грудной клетки.

Как позже выяснилось, была разорвана правая грудь, и осколок застрял в легком

В шубе измазанной кровью и открытым кровотечением девушка пролежала минут сорок на снегу. Вокруг стали собираться люди. Кто- то звонил в «скорую», но там ответили, что «скорая помощь» на обстрелы не выезжает. Раздавались охи-ахи, слова сочувствия, от которых стало еще хуже на душе.  

— Я лежу вся в крови, вокруг куча мужиков и все разводят руками. Кричу — мужики чего стоите, берите меня вчетвером, кладите на заднее сидение в машину и везите в больницу,- вспоминает Юля.

Вскоре появилась машина с ополченцами, ребята положили её на носилки и на полной скорости повезли в больницу Калинина. Солдаты быстро позвали доктора и уехали. Больше Юля их ни разу не видела, не знает о них ничего, не званий не имен, не из какого подразделения, но очень благодарна по сей день за свое спасение.

В больнице. Реабилитация

Несмотря на потерю крови, сознание её не покидало, в голове одна мысль  – только бы не узнала бабушка. Ей 75 лет и сердце могло не выдержать. Мама умерла, когда Юле было 18 лет, а про папу она ничего не знает, родители развелись и он пропал. С тех пор, бабушка для нее самый близкий человек. 

В больнице Юля не потеряла самообладание, сработал инстинкт самосохранения  и в полубредовом состоянии, она пыталась руководить процессом. Голова кружилась, перед глазами показался силуэт человека в белом. «Вы кто? Врач. Какой врач? Зачем вы меня трогаете? Мне нужен другой врач. Зачем вы режете мне лосины?  Надо, потому что нога здесь поранена. Хорошо режьте. Скажи свои данные? Я не скажу свои данные, давайте быстренько в операционную, мне нужна операция, нужно все делать быстро…».  Ей казалось, что произносит слова быстро и отчетливо и лишь после операции узнала, что в тот момент была заторможенная речь и ее понимали с трудом.

— Потом, после операции, хирург, придя в себя, говорит, были-были раненые, но таких еще не было. Обычно в обморок падают, либо истерики у человека, успокаивать надо, а здесь сама командует, что нам надо делать.

После операции девушка увидела свою бабушку. Услышав из новостей о трагедии, она тут же позвонила внучке на мобильный телефон. Трубку взяла медсестра и сообщила, что Юля попала под обстрел. Бросив все, старушка приехала в больницу и первые дни не отходила от внучки.

В Донецке Юле ампутировали правую руку и левую ногу, но полноценного лечения дать девушке не могли

Ощущалась нехватка медикаментов, в палате даже морфин им делили на двоих. Дальше было лечение в Ростове и Москве, всего 14 операций и по ее словам спасли все, что можно было еще спасти.  

В первые дни было очень тяжело, Юля замкнулась, не с кем не выходила на связь и врачи, на всякий случай предупредили соседку по палате, что бы убрала все колюще-режущие предметы и попросили присматривать за ней.

К Юле в палату постоянно приходило много людей, приносили продукты, деньги на протезирование и просто передавали свою поддержку. Писали и оказывали помощь со всего мира. Удалось собрать на протез, но с ним было тяжело ходить, и он очень натирал ногу, поэтому пришлось отказаться.

Как объяснили специалисты ей  нужно специальное электронное протезирование, которое индивидуально рассчитано на ее вес и функциональные возможности тела, но оно очень дорогостоящее, а средств таких у девушки нет

Пенсия по инвалидности 3300 и пенсия бабушки 4000 рублей, с которых нужно купить еще лекарства, заплатить за квартиру и как то прожить. Денег естественно не хватает и бабушка в свои 78 лет, еще подрабатывает в общежитии комендантом за 4500. Вот и все её финансовые возможности. Один раз, правда, ей выплатили какую то компенсацию 6000 рублей и то, разбив платеж на два года.

Учиться жить заново

Пришло осознание, что жизнь изменилась навсегда, и она уже никогда не будет прежней. Юля взяла себя в руки « я сильная, мне всего 23 года и я очень хочу жить» и стала понемногу возвращаться в мир.

Но это был уже другой мир, где многие мелочи, которые недавно ей казались естественными, которых не замечала и не предавала значения, теперь представляли серьезные трудности. Как и большинство людей, Юля правша и перестраиваться под левую руку было очень тяжело. Писать ручкой, пользоваться ложкой, вилкой приходилось учиться заново. Даже держать расческу не получалось под нужным углом.

— Ныть и опустить руки это может каждый, спиться, сесть на наркотики, или суицид – это самый легкий выход. Нужно учиться жить заново, а это значит,  каждый день преодолевать себя. В моей ситуации подняться на второй этаж это уже достижение, и думаешь — ого, ты смог, смотри, как получается, значит, завтра будет уже легче.

Юля человек от природы энергичный и сейчас пытается вести активный образ жизни. Старые друзья и коллеги по работе её навещают и стараются вывезти девушку,  в парк, на природу или театр. Но по-настоящему в тонусе ее держит реабилитационный центр «Дельфин», где Юля погружена в атмосферу общения и заботы. Постоянные тренировки, соревнования, какие- то встречи, кружки или просто посещение бассейна делают её жизнь насыщенной, вырывают из неприятной рутины, давая возможность ощущать себя полноценным человеком.

Однажды во время очередной реабилитации в Крыму узнала, что проходит конкурс красоты среди лиц, передвигающихся на инвалидных колясках. Решила в нем поучаствовать и к своему удивлению его выиграла.

Эта победа, придала ей сил и уверенности. Сейчас Юля полна оптимизма и мечтает выйти замуж

С момента памятного обстрела прошло три с половиной года. За это время Юля ни разу не была на месте трагедии. В этом году, ей показалось, что рана затянулась, и она окрепла, но как только попала на место, не выдержала и разрыдалась.

— Теперь у меня два дня рождения в году 14 июля официально и 22 января неофициально. И для меня это важное событие, которое я всегда отмечаю. В этом году в день памяти побывала на месте трагедии и жалею, что поехала — не готова я еще оказалась. Картинка вновь прошла перед глазами, и стало невыносимо больно вспоминать тот день.

Автор: Андрей Незваный


Истокиник: Rusplt.ru

Must Read

В Россию пытались ввезти польские яблоки под видом молдавских

Свыше 500 кило свежих яблок из Польши обнаружено, изъято и уничтожено сотрудниками астраханской таможни, пограничным управлением ФСБ России по Республике Калмыкия и Астраханской области, а также местными чиновниками Россельхознадзора,...

Погода в Молдове на 16 апреля: Всего 9 градусов и тепла и снова дожди

Согласно прогнозу синоптиков, во вторник, 16 апреля, ночью на всей территории республики ожидаются дожди.В столице температура днем составит +6…+9 градусов, ночью +2…+5 градусов.На севере Молдовы температурные значения ожидаются на уровне...

СМИ: шпиль и часы собора Парижской Богоматери обрушились из-за пожара

13фотографий13фотографий13фотографийОб этом сообщили корреспонденты телеканала BFMTV с места событий.Истокиник: News.Mail.ru

Макрон отменил обращение к нации из-за пожара в соборе Парижской Богоматери

Президент Франции Эмманюэль Макрон принял решение изменить свой график из-за масштабного пожара, охватившего собор Парижской Богоматери. Об этом сообщает агентство Франс Пресс. Предполагалось,...

Трамп призывал побыстрее тушить собор Парижской Богоматери

Президент США Дональд Трамп прокомментировал пожар в соборе Парижской Богоматери. Американский лидер призвал экстренные службы французской столицы действовать...